Два пути.

Круизный лайнер Коста Конкордия – «лайнер будущего», имеющий на борту фитнес-центр, торгово-развлекательный центр, казино и дискотеку, турецкие бани, 13 баров и 5 ресторанов, салон красоты и многое другое…
Круизный лайнер Коста Конкордия – «лайнер будущего», имеющий на борту фитнес-центр, торгово-развлекательный центр, казино и дискотеку, турецкие бани, 13 баров и 5 ресторанов, салон красоты и многое другое…

Господь разговаривает с нами на языке явлений, событий. Некоторые из них настолько красноречивы и смысл их столь очевиден, что не «прислушиваться» к ним преступно. События эти явственно предостерегают нас от гибельного пути, призывают к покаянию и изменению жизни.

Ещё один символ, грозное предупреждение… Круизный лайнер «Коста Конкордия» – «лайнер будущего», имеющий на борту фитнес-центр, торгово-развлекательный центр, казино и дискотеку, турецкие бани, 13 баров и 5 ресторанов, салон красоты и многое другое… Этот «храм наслаждения» (как называли его в рекламных проспектах), символ современной цивилизации с её культом поклонения плоти, богатству и роскоши – напоролся на рифы и затонул…

Основная разлагающая сила нашего времени, «бомба замедленного действия», внушённая нам извне и по наивности нашей воспринятая безусловно, – это идея, что главное в жизни – это наслаждение, удовольствие, комфорт и достаток. Что именно это приводит человека к счастью. Но ведь это же ложь, ложь самая бесстыдная и наглая! Стремление к наслаждениям, праздности, неге и роскоши именно растлевает душу, приводит её к опустошению, тоске и отчаянию, а никак не к счастью.

Человек по природе своей трехсоставен и кроме телесной и душевной жизни призван ещё к жизни духовной в общении с Богом. Это общение – дар Божий, который человек волен принять или отвергнуть. Приятие этого дара, его усвоение составляет смысл, содержание человеческой жизни. Отвержение – обрекает человека на муку, которая обнаруживается хоть и не сразу, но непременно.

Цель духовной жизни – достижение единства и согласия с Богом в вечности. Бог есть любовь, и единство с Ним есть единство в любви и святости. Это единство достигается милостью Божией, но не без участия самого человека, который должен приложить многие усилия в земной жизни, чтобы навыкнуть противиться греху и действовать в согласии с волей Божией.

Жизнь по закону Божиему – по закону высшей любви – и есть жизнь духовная, а жизнь греховная, потакающая страстям и похотям, именуется жизнью плотской. Человек испытывает как влечение к высшей, духовной, так и к низшей, плотской жизни. Эти две жизни несовместимы и противны друг другу, так что человек склоняется то на одну, то на другую сторону, но должен волей своей при помощи Божией сознательно избрать жизнь духовную и утвердиться в ней.

В жизни духовной всё поначалу бывает трудно и тесно, но преодоление этих трудностей с Божией помощью приносит человеку неизреченную радость и вводит его в преддверие Царствия Божиего. В жизни плотской, напротив, поначалу всё кажется приятным и лёгким, но эта греховная легкость непременно оборачивается тяготой и мукой, единственный выход из которой – покаяние и изменение жизни.

Вот вкратце учение Церкви о двух путях, учение, отражающее реальность, пренебрегать которой немыслимо.

Полнота духовной жизни соединяет человека с Богом, и именно в этом единстве человек приближается к познанию своего действительного призвания – призвания быть чадом Божиим. Выше этого призвания ничего нет и не может быть. И в этом общении – сознательном, живом, как для отдельного человека, так и для общества в целом, в его большинстве, – заключено настоящее благо.

Но самое очевидное и простое для верующего сердца – понять и признать, что единство с Богом есть высшее благо, – оказывается самым трудным для замороченного, омертвелого в самонадеянности, «поумневшего» общества потребителей.

«Поумневшего», конечно, в кавычках, потому что мы знаем много такого, что нам знать совершенно не нужно. Что не имеет никакого отношения к самой жизни, к её полноте и содержанию. Больше того – знания эти, не оживотворенные духом, становятся страшным бичом, наказанием. Мы завалены информационной лавиной, и «сход» её продолжается, нарастая и задавливая нас своей неконтролируемой мощью…

Сказанное не означает, конечно, что знания не нужны, но только то, что «без Царя в голове», то есть без Божиего руководства, без стремления к полноте духовной жизни, знания разрушают жизнь человека и общества. И это с каждым месяцем становится всё очевиднее.

Приобретённые человечеством знания активно употребляются на служение плоти. Здесь действует «сцепка» двух жадностей. Жадность к богатству, эксплуатируя стремление людей к плотской жизни, использует её для зарабатывания денег. Жадность к плотской жизни раздувается, разогревается и раздражается искусственно всеми возможными способами, чтобы не ослабевал спрос на предложения «удовлетворяющей стороны». Так происходит, с одной стороны, перепроизводство товаров и услуг и накопление немыслимых богатств, а с другой – изощренное потакание, служение плоти. Но и страсть к богатству, и любые другие страсти – всё это разные проявления одной и той же плотской жизни, которая в конце концов приводит человека к опустошению, депрессии, тоске и отчаянию. Вот причины и составляющие того глобального кризиса, который называют почему-то финансовым, в то время как он по сути своей духовный.

Говоря о необходимости противостоять идеологии безудержного потребления, Церковь напоминает, что единственной альтернативой этой идеологии служит христианская традиция сознательного и разумного воздержания, поиск полноты духовной жизни в Боге. И это единственный реальный выход из кризиса. Потому что если человек задыхается, ему нужен воздух, а не что-то ещё. Святые отцы говорят, что благодать Духа Святого для души – то же, что воздух для тела. Человечество задыхается от бездуховности, на которую оно само себя обрекло желанием наслаждаться одной только плотской жизнью.

Подлинное счастье человека заключается в согласии со своим Творцом, в единстве с Ним. И достижение этого единства немыслимо без воздержания от страстей, причём сознательного, возведённого, если угодно, в принцип жизни.

Чувствуете разницу, бездну, разделяющую два подхода, отношения к жизни.

С одной стороны – неверие в Бога, беспечность о душе и, как следствие, безудержное стремление к земному, плотскому наслаждению.

И с другой – воздержание от страстей и похотей как средство достижения единства и согласия с Богом.

Вот это последнее и должно стать нашей нравственной нормой, парадигмой, прежде всего, в личной, церковной, а затем, возможно, и государственной и гражданской жизни.

Говоря о необходимости воздержания и самоограничения, мы не говорим о крайностях. Может быть, кто-то и способен в наше время раздать богатство нищим и следовать за Христом в совершенном самоотречении. Но если такие и есть, то их единицы. А для абсолютного большинства людей (и не только богатых, но и «среднего класса» и малоимущих) – для них пусть призыв Господа к нищете самоотречения будет образцом если не достижимым вполне, то, по крайней мере, смиряющим и не дающим мыслить о себе как о достигшем чего-либо в духовной жизни.

Причём люди малоимущие скажут: «А нам-то что раздавать, если мы и так нищие?» О-о… и нищим много чего нужно не то чтобы раздать, а… прогнать от себя, чтобы стать действительно нищими в высшем, духовном смысле. Это и мечты о богатстве, и зависть, и вечное недовольство судьбой, и ропот, и ненависть к сильным мира сего… Вот оно – «тёмное богатство» нищих, от которого нужно отречься, «отгрестись», если они хотят быть нищими именно ради Христа.

С другой стороны, есть какой-то минимум условий нормальной жизни: крыша над головой, еда, работа, пенсия… И этот «минимум» ведь не трудно обеспечить для всех, даже в масштабе большой страны, если относительное меньшинство перестанет потворствовать своим безудержным страстям, научится делиться тем, что называется в Евангелии «богатством неправедным».

И Церковь будет напоминать об этом непрестанно, в надежде быть хоть кем-то услышанной.

Как идея плотоугодия не сразу проникла в умы и сознание многих людей, но последовательно продвигалась и внедрялась её адептами, так и идея благоразумного воздержания, приоритета духовной жизни над плотской, будучи проповедана Церковью, постепенно может преобразить жизнь нашего общества.