Протоиерей Максим Козлов: Не дай нам Бог, чтобы порядок в нашей стране определялся теми, кто устроение социума мыслит по аналогии с «Домом-2».
Нападки на Церковь в либеральных СМИ связаны не мнимым огосударствлением первой, а с тем, что большинство верующих отказались встать в белоленточный строй революционеров…

Протоиерей Максим Козлов

Нападки на Церковь в либеральных СМИ связаны не мнимым огосударствлением первой, о чем так любят рассуждать либеральные журналисты и лидеры оппозиции, а с тем, что большинство верующих отказались верить призывам этих самых оппозиционеров и встать в единый белоленточный строй революции. Об этом в интервью газете «Саратовский Взгляд» заявил настоятель храма св. мч. Татианы при МГУ, первый заместитель председателя Учебного комитета при Священном Синоде РПЦ протоиерей Максим Козлов.

«Сегодня, когда говорят о слиянии Церкви с государством, чаще всего имеют в виду неслияние церковных людей с оппозицией, негуляние по бульварам и ненадевание белых ленточек. В этом видят выражение приспособленчества. Но я глубоко убежден: мир и порядок в нашей стране – это не то, что выгуливается на площадях и высиживается в голодовках. Тем более, не дай нам Бог, чтобы этот порядок определялся теми, кто устроение социума мыслит по аналогии с «Домом-2»…», – подчеркнул отец Максим.

Говоря об официальном позиции РПЦ по данному вопросу, священник напомнил, что «иерархи Церкви в своих официальных заявлениях не раз повторяли: мы против огосударствления, мы считаем опыт Синодального периода, мягко говоря, неположительным даже в условиях православной монархии, что уж говорить о нынешних реалиях…» «Но нам все равно отвечают: нет, вы хотите слияния с государством, – отметил отец Максим. – Люди просто не видят, что есть огромный комплекс проблем, которых наверняка не было бы, будь у нас пресловутое слияние».

Отвечая на вопрос о причинах нападок на Церковь, отец Максим подчеркнул, что «за большинством подобного рода эпизодов, вбрасываемых в масс-медиа и активно обсуждаемых, стоит вовсе не желание исправления церковной жизни и тем более не желание рассказать о ней правду, ибо правда значительно многообразнее и многостороннее». «Многие представители господствующего ныне секулярного общества испытывают внутреннюю потребность прежде всего себе самим и миру доказать: я не в Церкви не потому, что не согласен с Новым Заветом и со всем тем, что возвещает Христос, с заповедями, самоограничением, необходимостью нравственного контроля; я не принимаю Церковь, потому что у Патриарха часы дорогие, потому что кощунницы из Pussi Riot сидят в тюрьме, а не выступают на всех каналах телевидения с рассказом о том, как попы на черных мерседесах с золотыми ободками ездят… То есть люди ищут оправдания своему нежеланию идти за Христом и успешно их находят…»

«Само появление Церкви на общественно-политической арене сегодня значительно более активное, чем это было пять лет назад, – отметил отец Максим. – И это наряду с симпатией вызывает антипатию и отталкивание. Исторически так сложилось, и не только в нашей стране, что именно радикальное либеральное меньшинство формирует сегодня общественное сознание. В их руках находятся механизмы общественного влияния и контроля: от университетской кафедры до кнопок телевидения. Я не сторонник теории заговора, но тенденция налицо. Секулярный гуманизм, который исповедуют эти люди, совершенно чужд христианству, поэтому расширение влияния Церкви они стараются как минимум затормозить, в том числе с помощью вот таких медийных манипуляций».

Тем не менее, по словам священника, антицерковная кампания, развернувшаяся в последние дни в Интернете приносит только обратные результаты. «Не буду говорить обо всей стране, но в Москве этим Великим постом было столько людей, сколько не было уже много лет. И особенно на Страстной неделе и в Пасху. Наши оппоненты не понимают, что своими нападками не только не отталкивают людей от Церкви, но, наоборот, привлекают к ней внимание. Парадоксально, но душа человека, задумывающегося о Церкви пусть и в результате провокации, Богом зачастую обращается к самому главному».

Русская линия