Красносельская прокуратура против Русской Православной Церкви.

Мы действительно живем в абсурдном мире, где возможно все. В том числе и процесс прокуратуры по обвинению в экстремизме… защитника российской государственности. В особенности если ее защитником выступает священник.

Речь идет о статье иерея Александра Шумского «От контрольной прогулки до контрольного выстрела», опубликованной 19 мая сего года порталом «Русская Народная Линия». Статья явилась реакцией на известные акции: сначала митинги на Болотной площади и в других местах, а затем, после их запрещения, – на так называемые «прогулки», одна из которых была… с коровой – в центре Москвы, на Чистых Прудах. Основная мысль статьи следующая:

 

Священник Александр Шумский
Священник Александр Шумский

«Не могу согласиться с теми авторами, которые считают излишним применение силы в отношении либеральной оппозиции, когда она устраивает тусовки вроде “контрольной прогулки”. Россия не Европа, в которой недовольство властью, как правило, не выходит за рамки определенных границ. В России все делается по максимуму. И если незаконные действия либеральной оппозиции жестко не пресекать, то с каждым разом она будет действовать все наглее и наглее, пока не сломает шею власти. То есть если либералов не подавлять, то Россия неизбежно погибнет. Если же последовательно применять по отношению к либералам разумное насилие, то шанс спастись у России остается. Но здесь нельзя давать слабину, как это произошло в дореволюционной России».

В данной статье не содержится ничего, что можно было бы квалифицировать как терроризм и экстремизм. Напротив, ее автор – последовательный государственник. Нет здесь призывов к беззаконному насилию, а напротив – содержатся аналитические рекомендации дать законный ответ на незаконные действия.

На кого же обрушился меч правосудия? Прокуратура Красносельского района Санкт-Петербурга возбудила уголовное дело в отношении иерея Александра Шумского… по обвинению в экстремизме и разжигании вражды по отношению к неопределенной группе лиц с либеральными убеждениями (первоначально также и с нетрадиционной сексуальной ориентацией), согласно 282-й статье УК РФ. Обвинение инициировал помощник прокурора Красносельского района В.А. Филин, а официальное заявление в суд подал прокурор района старший советник юстиции Д.Р. Захаров.

В самих обстоятельствах возбуждения дела крылись, мягко говоря, странности. Почему за него взялась именно прокуратура Красносельского района Петербурга, ведь ООО «Русская Народная Линия» не зарегистрирована в этом районе, равно как и ее главный редактор А.Д. Степанов, а иерей Александр Шумский вообще является жителем города Москвы? В иске прокуратуры значилось заявление неких граждан, но на судебном заседании 6 ноября не были озвучены ни их фамилии, ни их заявления, так что возникает вопрос: а было ли оно вообще? Где пострадавшие? И если их не было, то не является ли сама прокуратура истцом и обвинителем одновременно?

И второе. В прокурорских материалах в качестве потерпевших выступает «неопределенная группа лиц». Но что же это за потерпевший герой «без лица, без названья»? И потом, неужели прокуратура обязана бросаться на защиту любой группы граждан, невзирая на ее характер? Вспоминается абсурдный случай, рассказанный моим знакомым юристом. На одного журналиста, который писал о коррумпированных милиционерах, завели дело по обвинению – в чем бы вы думали? В клевете, распространении ложных слухов? Нет. В возбуждении вражды и ненависти к социальной группе под названием… «коррумпированные милиционеры». Если дело так пойдет дальше, то будут судить за «возбуждение вражды и ненависти» не только по отношению к сообществам коррумпированных чиновников, но и к бандитским группировкам, наркокартелям и подобным.

А вот оскорблять православных и хулить их святыни можно. Ведь, как заявили участницы известного панк-ансамбля на процессе, «такой социальной группы, как православные, просто нет». И не возбуждает Красносельская прокуратура дела ни против Познера, ни против Гельмана, ни против Невзорова (хотя он житель Санкт-Петербурга), ни против Романовой, нецензурно обозвавшей участников молебна в храме Христа Спасителя. И с точки зрения жрецов Фемиды, никого они не оскорбляют, ничего не разжигают, лишь выражают свое мнение. Типичный двойной стандарт по Оруэллу: «Все животные равны, но некоторые животные равнее других».

Третье. Прокуратурой было заказано экспертное заключение, которое выполнила некая госпожа И. Кузнецова, входящая в группу «Словарь русского языка XVIII века» Института лингвистических исследований. В достаточно беспомощном заключении сделан вывод о наличии в статье призывов к насилию по отношению к «группе либералов». Всякий разумный человек, внимательно прочитавший статью отца Александра Шумского, находящуюся на стыке политического памфлета и проповеди, никаких прямых призывов к насилию не увидит.

А увидит лишь трезвую аналитику и констатацию факта, к которой призван любой пастырь: если мы не будем бороться со скверной, безнравственностью, хулиганством и разрушительной деятельностью, именующей себя «либерализмом», то утонем в грязи и погубим российскую державу. А равно и собственную бессмертную душу. Отец Александр прежде всего предупреждает, как и сказано в книге пророка Иезекииля: «И было ко мне слово Господне: сын человеческий! изреки слово к сынам народа твоего и скажи им: если Я на какую-либо землю наведу меч, и народ той земли возьмет из среды себя человека и поставит его у себя стражем; и он, увидев меч, идущий на землю, затрубит в трубу и предостережет народ; и если кто будет слушать голос трубы, но не остережет себя, – то, когда меч придет и захватит его, кровь его будет на его голове. Голос трубы он слышал, но не остерег себя, кровь его на нем будет; а кто остерегся, тот спас жизнь свою. Если же страж видел идущий меч и не затрубил в трубу, и народ не был предостережен, – то, когда придет меч и отнимет у кого из них жизнь, сей схвачен будет за грех свой, но кровь его взыщу от руки стража. И тебя, сын человеческий, Я поставил стражем дому Израилеву, и ты будешь слышать из уст Моих слово и вразумлять их от Меня. Когда Я скажу беззаконнику: “беззаконник! ты смертью умрешь”, а ты не будешь ничего говорить, чтобы предостеречь беззаконника от пути его, – то беззаконник тот умрет за грех свой, но кровь его взыщу от руки твоей» (Иез. 33: 1–8).

С точки зрения здравого смысла, в обвинении – самый обыкновенный подлог, превращение дискуссионно-политического текста в экстремистский призыв к насилию. Таким образом, любое оценочное высказывание, любое осуждение греха и преступления становится экстремизмом и разжиганием общественной розни. Например, если сказать группе подростков, мусорящих на улице: «Ребята, не свинячьте», – то ты уже экстремист, поскольку унизил достоинство целой социальной группы зооморфным сравнением. И если эту практику применять не выборочно, а тотально, по всей строгости закона, то огромное большинство журналистов и публицистов рискует попасть за решетку, а газеты, журналы, агентства – быть закрытыми. Но это уже совершенно за гранью разумного. Кафкианский абсурд !

Все это страшно напоминает ситуацию 1905 года, когда либеральные прокуроры делали все для освобождения революционеров и разрушителей России и сажали на скамью подсудимых защитников Отечества. Помните, как говорил Петруша Верховенский в «Бесах»? «Прокурор, трепещущий, что он недостаточно либерален, уже наш». Не будем исследовать, почему работники прокуратуры (в частности господа Филин и Захаров) тратят свое рабочее время не на борьбу с наркомафией, которая пышно процветает в Красносельском районе, не на выявление бандитских группировок, не на поиск действительных экстремистов в петербургских диаспорах, а охотятся за священником-государственником. Как говорится в одном житии: «Не испытывай, сын мой, сей глубины».

Для нас важно другое: впервые после 1980 года – дела священника Димитрия Дудко – против священнослужителя возбуждается дело по политическому мотиву. Как раз в 75-летнюю годовщину репрессий 1937 года. Характерны гримасы правосудия: в одно и то же время судят Удальцова за антигосударственную деятельность и отца Александра Шумского… за защиту государства. Перед нами повторение (правда, в миниатюре) 1937 года, когда одновременно судили и расстреливали и троцкистов-интернационалистов, и русских православных патриотов, и членов Союза воинствующих безбожников, и православных епископов и священников. Есть версия, по которой массовый террор 1937 года преследовал одну цель – прикрыть чистку партии, и в нем присутствовала логика размена: один троцкист за одного священника. Так вот и здесь не разменивают ли людей Церкви на либералов?

Но важнее другое: обвинения либеральной прокуратуры, выдвинутые против отца Александра Шумского, не случайны. В своих публикациях он поднимает жизненно важные вопросы: ювенальной юстиции, попыток легализовать так называемые «сексуальные меньшинства», пропаганды безнравственности в СМИ, безобразия в образовании, насаждения оккультизма и духовной всеядности в массовом сознании. Все эти животрепещущие вопросы поднимала и поднимает «Русская Народная Линия». Между тем, согласно нынешнему законодательству, достаточно двух предупреждений издательству или агентству, чтобы начать уголовное дело о закрытии издательства и ресурса. Сейчас хотят заставить замолчать обличителей либеральных (точнее либертинистских) беззаконий. Некоторым представителям власти неудобно, чтобы Церковь обличала их неправды, и их руками известные антихристианские силы пытаются расправиться с людьми Церкви или, как минимум, нейтрализовать их. Так некогда преследовали пророков – как мы сказали бы сейчас: за разжигание розни в древнееврейском обществе и «нетолерантность», в частности, по отношению к так называемым сексуальным меньшинствам, которых в Библии называли «псы». Только законы тогда были менее изощренными.

Если это дело выиграет прокуратура, то тогда можно посадить любого священника. За что угодно. Например, за слова о судьбе Содома и Гоморры. Или за обличение иудиного сребролюбия. Или за цитату из святителя Иоанна Златоуста: «Бог не создал демократию, а создал монархию». Или просто за службу Великой пятницы или же чтение 12 Евангелий, не говоря уж о поминовении мученика Гавриила Белостокского. Любое православное христианское действие священнослужителя в апостасийном мире будет расцениваться как экстремизм и возбуждение общественной розни. Через такие судилища нам готовится самая настоящая «толерантная» диктатура. Либеральная диктатура греха.

Но у этого дела есть еще один подтекст: антироссийский.

«Русская Народная Линия» и ее авторы последовательно выступают в защиту Церкви, российской государственности, русской культуры. Определенным силам глобального влияния не нужны ни Церковь, ни Российское государство, ни русская культура. И им недостаточно того, что они контролируют большинство СМИ и могут безнаказанно отравлять сознание российских граждан. Они жаждут тотального информационного контроля над обществом, потому что до поры до времени ложь может торжествовать только в полностью закрытой среде и в зачищенном пространстве. Потому что даже маленькая иголочка может проколоть их резиновый пузырь. Поэтому «Русская Народная Линия» им мешает в их борьбе против Церкви, России. Но, как гласят слова святого Александра Невского, ставшие девизом «Русской Народной Линии»: «Не в силе Бог, а в правде».