Посмертная миссия отца Даниила Сысоева: три истории.

19 ноября 2009 года был убит священник Даниил Сысоев – миссионер, проповедник, талантливый оратор, чье слово – устное и письменное – пробуждало от духовной спячки и приводило ко Христу. Последователи отца Даниила Сысоева говорят на разных языках, живут в разных странах, у них разный опыт проповеди – но всех их объединяет одно: они убеждены, что истину «вне Церкви нет спасения» они обязаны донести до как можно большего числа людей.

Авив Салиу-Диалло (Швейцария): Как незнакомый человек изменил мою жизнь

 

Авив Салиу-Диалло
Авив Салиу-Диалло

Иногда друзья спрашивают меня: «Разве ты не знал отца Даниила до его смерти?» Отвечаю: «Нет». Я не был знаком с ним лично; более того, в тот единственный раз, когда я увидел видеозапись его проповеди в Интернете еще при его жизни, я подумал: «Ну, это уж слишком. Зачем сразу про ад и вечные муки? Можно ведь испугать людей такими словами». И, по своему обыкновению, выключил то, что было неприятным, и вернулся к своим делам.

Хотя я причислял себя к роду спасенных, я не имел ни ревности к спасению, ни настоящей любви к ближнему. Как-то я забыл слова Спасителя – или не задумывался о них: «Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр. 3: 16).

Спустя где-то полгода я уехал из России. Я уже жил и учился в Швейцарии, откуда моя семья. Жил один, жена осталась в России на год. Без любимой России и друзей я тосковал. Меня окружали уже непонятные мне швейцарцы, отвык я от них, привык к веселому русскому народу и непредсказуемому российскому быту. Духовник, которого я уже не слушался, остался в Петербурге, а тут мне было даже и ослушаться некого. Много учился. Тосковал по Богу, конечно, и регулярно ходил на литургию, что в России делал не всегда, а также молился и читал жития святых. Я особенно любил жития мучеников и юродивых. При всей своей теплохладности я питал надежду прийти к Богу. В редкие моменты я мечтал о святости, о той благодатной силе, которая способствовала мученикам претерпеть истязания и смерть, а юродивым – поношения и бедствия.

И как-то раз ко мне пришло краткое сообщение от друга: «Вчера в Москве расстреляли прямо в храме знаменитого священника Даниила Сысоева. Может быть, ты слышал о нем?» Далее он рассказывал об этом событии и о том, как отец Даниил Сысоев крестил мусульман, и не просто крестил, но «с катехизацией».

Я сразу полез на информационные сайты и в ужасе увидел храм, милицию, плачущих православных людей ночью в холодном московском спальном районе.

Потом я обратился к православному Интернету и постепенно стал узнавать, кем был этот знаменитый священник, пытался понять, кто мог бы желать его смерти. Познакомился с новым термином, придуманным отцом Даниилом, – «уранополит»; вовсе не космополит – гражданин мира, а уранополит – гражданин Неба. Я слушал проповеди, а также читал комментарии к ним. Слышалась одна исламская угроза. Правда, намного позже, прочитав ЖЖ отца Даниила, я увидел в основном злые комментарии от националистов.

Для меня было ясно: это мученик за веру Христову. Хотелось как можно больше о нем узнать: это невероятно, в наши дни мученик, в наши дни святой! За одну тихую ночь в поезде Питер–Москва за какие-то 500 рублей можно было съездить к нему, можно было слушать голос будущего мученика, можно было взять благословение от верного слуги Христа, можно было целовать руку святого. А самое главное – можно было учиться у него и помогать ему в благом деле. Ведь в наши дни в нашей благочестивой Церкви подвизался миссионер. И не на рок-концерте или в православной прессе, а среди мусульман, среди сектантов и оккультистов. Миссионер, который удостоился мученической смерти.

Через несколько часов родной брат Рашид приедет в гости. Как-то надо ему сказать. «Дорогой брат, твои собратья, мусульмане, убили нашего священника…» Нет. Не поймет он. А может быть, сразу про ад и вечные муки? «Рашид, у нас теперь есть твердое доказательство. Мученик за веру Христову преставился, сознательно отдал свою жизнь, потому что был уверен, он знал, что вы, мусульмане, попадете в ад». Поймет ли? Обидится, наверное… «Без Христа невозможно спастись. Так что покайся, брат, потому что Магомет – лжепророк». Видимо, я еще слишком зол. Надо начать с молитвы, надо найти подходящий момент и подходящие слова… До сих пор я их ищу.

Теперь у меня появилось дело. Миссионерское. Я, наверное, за неделю прослушал все беседы отца Даниила о миссии и исламе, которые существовали в Интернете. Его голос – заразительный, сильный – переслушиваю регулярно, особенно когда падаю духом. Его лик всегда радостный, сияющий, извините за выражение, но неслучайно изображения и описания святых сходные – они выражают тот Свет, который нисходит от Единосущной Троицы.

За эту неделю я принял решение: пора действовать, пора служить Богу, а не просто притворяться христианином; хочу служить Богу миссионером и хочу совершать это служение по образцу, оставленному убиенным за Христа иереем Даниилом. Я пытался делать первые шаги, но ничего не получалось. И я связался с учениками и соработниками отца Даниила, которые очень подробно ответили на мое письмо, дали мудрые наставления и, главное, моральную поддержку. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить их. Это настоящие продолжатели дела отца Даниила, а он – продолжатель замысла Пресвятой Троицы. Ведь «миссия Церкви есть продолжение миссии посланничества Христа. Христос – Первоапостол», – как говорится в документах нашей Церкви.

Священник Даниил Сысоев
Священник Даниил Сысоев

Помню свою первую уличную проповедь. Это было через два дня после того, как я узнал о мученической кончине отца Даниила. После литургии я пошел на вокзал и ждал, кому бы говорить о Христе. Ко мне подошел молодой человек, похожий на наркомана, и попросил мелочи. Я ответил: «Не могу дать вам мелочи, но могу дать нечто, гораздо более ценное». Он говорит: «Хорошо, давайте». – «Я вам дам слово Божие! Бог есть Любовь!» – А он: «Да пошел ты!»

Вот с чего я начинал… Впоследствии я еще больше года ходил на уличную проповедь, и уже не с такими «перлами», поскольку советовался с теми, кто ведет уличную миссию в Москве. Мой опыт позволил понять, что одни и те же методы могут где-то давать хороший результат, а где-то – ничего. Московские миссионеры постоянно свидетельствовали о том, как люди во время уличной миссии откликаются и какие интересные разговоры бывают. В Женеве не заинтересовался никто. У нас, в Швейцарии, даже мормоны и прочие сектанты давно уже не занимаются уличной миссией, наверно, решив, что с этим народом дело безнадежное…

Но я не хотел сдаваться и искал возможность также трудиться по миссии и в других формах. У меня была и есть одна сестра по вере, Лидия. Дома ее называют по-африкански Неят. Она приехала в Швейцарию беженцем, когда ей было 12 лет. Каждое воскресенье после литургии она ходила со мной в кафе и слушала мои пересказы проповедей отца Даниила. Ей сразу они пришлись по душе. «Мы тут, в Швейцарии, все молчим, хотя прекрасно знаем, что Православие есть истинная религия. Почему молчим?» – говорила она. Мы занялись переводами православной литературы, и Лидия, прекрасно владеющая французским языком, очень помогла мне с редакцией переводов. Один раз она сходила со мной на уличную проповедь, а затем хорошо посмеялась, вспоминая реакцию людей. Но, хотя моя проповедь и не обратила других людей, она не прошла бесполезно для меня самого. Нелегко в первый раз решиться на такое, совсем не хочется «рисковать», но когда пересиливаешь себя ради исполнения Христовой заповеди, что-то меняется в тебе, ты становишься ближе к Богу. Просто конкретно уличная миссия оказалась не тем, с чего у нас надо начинать; это впоследствии подтвердил мне и наш владыка.

Кроме Лидии у меня появился еще один соработник – 87-летний дедушка Чарльз (в Православии он Иосиф). Чарльз самостоятельно научился читать и даже говорить по-русски. 40 лет назад он зашел в русскую православную церковь и сказал: «Вот рай, о котором моя бабушка всегда говорила», – а спустя некоторое время принял Православие, оставив католичество. Чарльз предложил мне помощь с переводом «Сербских бесед» отца Даниила на французский язык. Это дело помогало ему перенести скорбь от утраты недавно почившей жены.

Мы иногда спорили о словах в этой книге. «Разве можно так говорить? Это же невежливо», – удивлялся он. «Можно и нужно», – возражал я. Он: «Но неужели здесь, в Женеве, мы можем говорить такую проповедь? Люди или не послушают, или обидятся!» А я про себя думал: «Да пусть хоть убьют», но говорил, что любые мысли можно адаптировать к аудитории.

Он помог, и ему понравилось, так что после мы вместе выполнили перевод на французский язык книги «300 изречений подвижников Православной Церкви». Благодарю от всей души Иосифа, истинно верующего человека, верного раба Господня. Нам удалось найти деньги на издание французского перевода «300 изречений». Если «Сербские беседы» по большей части ориентированы на православного читателя, то эта книга, напротив, может быть интересна для неправославных, поможет им ощутить вкус святоотеческой мудрости. Сейчас приступили к переводу изречений Оптинских старцев. Также мы начали понемногу изыскивать средства для помощи православным миссиям в Африке; в частности, удалось покрыть некоторые насущные нужды прихода в Кот-д’Ивуаре. Сейчас мы изучаем возможность организации православных катехизических бесед в Женеве – их отсутствие очень чувствуется.

Я понял: для успешной миссии важно то, насколько ты сам соответствуешь тому, что проповедуешь. В этом направлении и стараюсь работать над собой.

Может быть, мой рассказ получился не совсем таким, как я задумывал. Я хотел написать о том, как мученическая кончина отца Даниила изменила мою судьбу. О том, как благодаря его проповеди, которая стоила ему жизни на земле и которая дошла до меня и до многих только после его убийства, я стал искренним христианином. О том, как я перестал быть равнодушным к своему спасению и спасению людей вокруг меня. Я хотел рассказать о том, как благодаря этой горячей проповеди я начал читать всю Библию, а не только отрывки Евангелия; по совету отца Даниила ввел ежедневное правило чтения слова Божия. Для меня стало необходимым венчаться и не довольствоваться бумажкой из ЗАГСа, поскольку отец Даниил раскрыл мне смысл как этого, так и других таинств. Именно отец Даниил внушил мне мысль о необходимости регулярного причастия. И его пример вдохновил меня на путь миссионерства.

Отец Даниил всех призывал на этот путь. Я отзывался словом и делом, но не духом. Поэтому, несмотря на указанные выше изменения в моей вере, я, грешный, пока еще не успел начать миссию в моей стране. Так что прошу у всех молитв за меня, грешного раба Божия Авива, чтобы, молитвами Богородицы, мучеников Христовых, апостолов и всех святых, нелицемерно потрудиться в жизни согласно заповедям Христовым.

Станое Станкович (Сербия): Никогда прежде я не встречал такого человека

Станое Станкович
Станое Станкович

До моей первой и единственной встречи с отцом Даниилом Сысоевым в Белграде 11 ноября 2009 года я почти ничего не слышал о нем. Как-то раз попадались на глаза его тексты, посвященные ереси теистической эволюции, – вот и все. За несколько дней до его мученической кончины мне удалось побеседовать с отцом Даниилом и Юрием Максимовым (ныне – диакон Георгий). Я брал у них интервью для сербского православного сайта «Светосавље.орг».

С первого же мгновения моего разговора с ним и до завершения я был изумлен. Никогда прежде я не встречал такого человека – столь радостного и с такой силой слова. Хотя в комнате нас было только трое, он говорил как бы перед целым стадионом. Он полностью изменил мой взгляд на миссию. Я понял, что православная миссия – это не хобби, а исполнение заповеди Христовой. Что это дело каждого из нас, а не только отдельных энтузиастов.

Я помню, что, когда вернулся домой, в моей голове звучали его слова: «Утверждение, что Христос не единственный путь к Богу, – это путь к антихристу. Утверждение, что вне Церкви есть спасение, – это путь к антихристу». Я подумал: «Мне довелось встретить человека, который говорит и верит так же, как святые отцы, как Иоанн Златоуст, авва Иустин (Попович), святитель Игнатий (Брянчанинов)».

Отец Даниил Сысоев в разговоре предложил организовать при нашем сайте раздел, посвященный миссии. Священники-редакторы сайта одобрили это предложение. Только одно оставалось неясным: как назвать этот раздел. Ответ пришел спустя несколько дней. Когда 20 ноября я прочитал новость о том, что отец Даниил пострадал, то сначала мне было грустно, но потом я понял: он мученик! Я написал редакторам сайта и сказал, что знаю, как назвать миссионерский блог, кому он должен быть посвящен.

Могу сказать, что только после смерти батюшки я познакомился с ним через его книги, проповеди и лекции. Что меня поразило в нем, так это полное отсутствие человекоугодничества, и при этом – большая любовь к людям. У него не было страха, что люди отвергнут его из-за того, что он говорит нечто, что может быть неприятно для них. Поразила его устремленность к Богу, ясная мысль, великая сила духа, но также и добрый юмор, чтобы облегчить восприятие сказанного. Поразила и его мысль, что в миссии мы – соработники Бога, Который Единственный обращает людей.

Я принял самое непосредственное участие в создании Православного миссионерского центра «Отец Даниил Сысоев». Поначалу наша деятельность ограничивалась переводом миссионерских материалов для блога, но со временем появились и другие направления.

Был организован перевод и издание книги святителя Николая Сербского «Вера образованных людей» (толкование Символа веры) на языках урду и индонезийском, катехизиса святителя Николая на монгольском языке, Часослова с избранными псалмами на языке зулу для православной миссии в ЮАР и книжку «От меня это было» преподобного Серафима Вырицкого на языке кикуйю для Кении. Последняя книжка также была переведена на турецкий. Для христиан Индии был осуществлен перевод на английский язык «Индийских писем» святителя Николая Сербского. Мы напечатали иконочки Спасителя и Богородицы с надписями на испанском языке для миссии в Чили. Собрали и отправили несколько тысяч нательных крестиков и икон православным миссиям в Пакистане, Танзании и Чили. Готовится также проект по сотрудничеству с миссионерами в Гватемале. Вся деятельность центра зависит от пожертвований.

Мы сейчас проводим в жизнь инициативу «500 по 100», цель которой – найти 500 православных христиан в Сербии, которые согласились бы каждый месяц выделять по 100 динаров на миссию. Таким образом у нас собиралась бы ежемесячно сумма, с помощью которой можно было бы помогать православным миссиям в разных частях света. В нашей стране сейчас финансовый кризис, и люди действительно испытывают нехватку в деньгах. Но 100 динаров – это стоимость одной чашки кофе, эта такая сумма, которую без ущерба для себя может выделить даже человек самого скромного достатка.

Кое-что центр делает и внутри страны. В частности, мы издали на сербском языке пять маленьких книжек отца Даниила, и для меня очень дорого, что Святейший Патриарх Ириней дал свое первосвятительское благословение на их издание. Я очень рад, что наше священноначалие показало тем самым, что признает и ценит подвиг отца Даниила. Также мы перевели, издали и регулярно распространяем листовку «Вечный Бог зовет вас к Себе», подготовленную отцом Даниилом.

Все перечисленное является прямым следствием того, что он посетил Сербию с рассказом о миссии. Я твердо уверен, что отец Даниил и сейчас оказывает решающее влияние на деятельность нашего миссионерского центра. Ведь раньше я даже на минуту не мог бы представить, что через какие-то два с половиной года наш центр будет вести проекты по поддержанию миссии в десяти странах Азии, Африки и Южной Америки, заниматься активной книгоиздательской деятельностью в самой Сербии. Особенно если учесть, что я почти ничего не знал о миссии, когда стал руководителем центра. Чувствуется перст Божий и молитвы отца Даниила, когда видишь, как вдруг после завершения одного проекта сразу открывается, где еще нужно помочь, и появляются для этого необходимые средства. А еще, когда возникают какие-то препятствия в работе, очень быстро все разрешается, в чем я тоже вижу поддержку отца Даниила.

Уже вполне можно сказать, что благодаря молитвам священномученика Даниила в Сербской Церкви пробуждается миссионерский дух. Появляются люди, пишут добрые слова поддержки, дают пожертвования, отнюдь не малые для наших материальных условий. Потрясает, когда видишь, как некоторые люди ради помощи миссии отдают необходимое. Все это сделал отец Даниил.

Миссионерские книжки отца Даниила очень читаемы у нас в Сербии. Больше всего оказалась востребована брошюра «Зачем ходить в храм каждое воскресенье?», вызывают большой интерес также книга об исламе и брошюра «Замуж за неверующего?» Люди рассказывали мне, что «Инструкция для бессмертных» пробудила их от сна в духовной жизни и воодушевила.

Все это повлияло и на мою личную духовную жизнь. Священномученик Даниил научил меня, что не должно стыдиться истины. Я и до встречи с ним знал, что Церковь – это единственное место спасения, что вне Церкви повсюду смерть, но не говорил этого вслух. Боялся реакции близких, священников и епископов, которые не согласны с этой истиной Христовой. Он научил меня, что важно лишь то, что Христос думает о тебе, а не то, что думают люди.

Отец Даниил показал мне пример полного доверия Богу и угождения Богу, а не людям. Показал, как выглядят те добродели, которых мне недостает. Я с изумлением читал и смотрел, как он пламенно, с любовью и без страха проповедовал среди людей, от рук которых Господь и дал ему мученический венец. Меня поразил рассказ его вдовы о том, как он на вопрос, что его семья будет делать, если его убьют, отвечал: передаст их под покров Божией Матери. Не знаю, смогу ли когда-нибудь иметь такое же доверие Богу.

Мое отношение к Богу после первых лет церковной жизни стало охладевать. Я стал «опытным христианином», оставил молитвенное правило, «с рассуждением» решал, буду ли поститься в среду и пятницу. Всего два часа беседы с отцом Даниилом встряхнули меня. В нем я увидел, что христианская жизнь – это непрестанный подвиг, что нельзя останавливаться на пути к Богу, что Бог любит тех, кто ревностен.

Я убедился в истинности его слов о том, что, помогая православным миссионерам, ты прежде всего помогаешь себе самому. За прошедшие годы мне выпало немало жизненных потрясений: смерть отца, несколько тяжелых операций матери, проблемы со здоровьем детей и жены, собственные проблемы со здоровьем, – могу сказать, что именно занятие миссией дало мне силы выдержать все это.

Все как и говорил отец Даниил: «Когда хочешь помазать кого-либо маслом, прежде всего маслом оказывается помазана твоя рука», то есть миссия в огромной степени помогает в духовной жизни самому человеку, который ею занимается, она дает силы бороться со страстями и не останавливаться на пути к Богу. Миссия приближает к Богу и позволяет сказать: «Чудные дела видели мы ныне» (Лк. 5: 26). Мне довелось на опыте убедиться в истинности слов отца Даниила: «Если хочешь увидеть чудеса – иди в миссионеры».

В заключение я хотел бы сказать, что Господь обильно благословил и утешил меня тем, что дал возможность узнать святого. Это один из наивысших даров в моей церковной жизни.

Оана Ифтиме (Румыния): Отец Даниил вошел в нашу жизнь и остался

 

Оана Ифтиме с мужем
Оана Ифтиме с мужем

Я встретилась с отцом Даниилом в 2010 году. Да, я знаю, что говорю так, как будто он был еще жив тогда. Но он был и остается жив. Как и все святые.

Фотография

Была статья о его убийстве в румынском журнале «Слово веры». Прежде всего мне бросилась в глаза его фотография – из-за сходства с моим мужем, который тоже отчасти татарин. Затем я узнала о его мученичестве. Это фото до сих пор стоит на моем рабочем столе в университете, вырезанное из журнала и помещенное в рамочку, чтобы всегда быть перед глазами, рядом с другими иконами. На этих иконах – святые из разных мест и разных эпох, при взгляде на них чувствуется сердечная теплота, покой и сила, что особенно важно во время долгой работы над статьями против материализма, «нью эйдж» и прочих явлений, от которых страдают души в наши дни.

Я смотрю на отца Даниила, он улыбается на фото, и я продолжаю дальше…

Икона

У нас также есть писаная икона отца Даниила над дверью, где мы храним иконы наших самых любимых святых, у которых просим помощи и заступничества всякий раз, переступая порог дома. Эту икону подарил нам близкий друг – священник с подлинно миссионерским духом, который очень любит отца Даниила и знает, что мы тоже любим священномученика.

Много молитв было произнесено перед этой иконой, и она была окроплена святой водой, как и другие иконы в любом доме. Каждую пятницу я зажигаю свечу перед ней и пою тропарь священномученику. А на годовщину перед этой иконой мы ставим цветы.

Книга

Вскоре после чтения статьи в журнале «Слово веры» я нашла книгу, включающую две беседы отца Даниила, произнесенные в Сербии вместе с Юрием (ныне – диаконом Георгием) Максимовым. Она была опубликована в Румынии в 2010 году.

Мой муж всегда держит эту книгу у изголовья кровати, потому что любит ее перечитывать. Это единственная духовная книга, которая получила у него такой статус. И не только из-за любви моего мужа к отцу Даниилу, но и из-за качества и содержания самой книги. Мы оба считаем, что это настоящий подарок от отца Даниила, в котором он изложил саму суть вещей. Эта книга (в действительности брошюра) всего на нескольких страницах содержит решение самых острых проблем, которые стоят сейчас перед Церковью: отсутствие миссионерского духа, материализм, экуменизм, восприятие некоторых неопротестантских влияний, таких как «борьба» против «числа зверя», ошибочное понимание автономности Поместных Церквей, ведущее к увеличению националистического крена и утрате восприятия кафоличности, то есть вселенскости Православия.

Итак, мы купили много экземпляров этой книги и начали дарить нашим друзьям. Вот и два дня назад я дала одну из копий «Сербских бесед» Сысоева и Максимова подруге, которая стала интересоваться верой. Я решила дать ей эту книгу, а также книгу о святом Нектарии Эгинском; верю, что они откроют ей беспредельную красоту Православия.

Заступничество

Отец Даниил очень сильно помог нам во многих вещах, связанных с духовной жизнью. Я расскажу здесь только об одном факте. Когда понадобилось присоединить к Церкви человека, который несколько лет назад практиковал шаманизм, мы нашли на сайте отца Даниила «чин отречения от оккультизма». И, переведя его, дали этот замечательный текст священнику, который смог использовать этот чин при принятии того человека.

Наши друзья и наши начинания

У нас есть небольшая группа друзей-единомышленников, в которой принято поздравлять друг друга 19 ноября с днем памяти отца Даниила…

Они очень любят его, особенно отец Матей, священник, который дал нам икону. Он всегда цитирует священномученика во время своих диспутов с разными людьми, придерживающимися позиций, прокомментированных отцом Даниилом в «Сербских беседах» (экуменистами, националистами, борцами с числами и т.д.). Он также ссылается на пример отца Даниила, когда рассказывает о православной миссии как член Православного миссионерского центра в Верии (Греция). Совсем недавно он выступил с публичной лекцией об отце Данииле на книжной ярмарке у нас в Бухаресте. Зашла речь о миссии, и, конечно, отец Матей использовал эту возможность, чтобы подтвердить учение о том, что только Православная Церковь является местом спасения, о чем так часто напоминал отец Даниил – миссионер, оказавшийся сейчас на небесах.

Хочу еще упомянуть о том, что у нас есть идея открыть школу. И, конечно, нет никаких сомнений в выборе покровителя для нее: это будет школа имени отца Даниила Сысоева. Конечно, пока еще далеко до реализации этой идеи, но, если Богу будет угодно, она станет реальностью.

Я уже говорила о статье и книге, опубликованных в 2010 году, вскоре после смерти отца Даниила. Можно сказать, что священномученика у нас быстро приняли.

Однако не так уж много румынских сайтов пишут о нем. Или же все-таки много? Что можно было бы признать достаточной степенью внимания со стороны народа, который когда-то помнил, что не умны те, кто, гоняясь за земным благополучием, пытается «стать самым богатым на кладбище», а сейчас сам большую часть времени проводит в земных заботах мира сего? Я не знаю, хотя являюсь частью этого народа.

Поразмыслив, могу сказать, что все-таки довольно много румынских сайтов пишут об отце Данииле. Мы, современные румыны, как правило, больше любим святых – великих чудотворцев, которые могут помочь в работе и здоровье. Тем не менее мы публикуем на наших сайтах учение отца Даниила, его слова против увлечения земными вещами, слова о важности спасения, слова о нашей обязанности распространять Евангелие в тех частях мира, куда мы, православные Восточной Европы, отправились на поиски сокровищ. И есть сайты, которые каждый год вспоминают о его высокой жертве в день его убийства.

Я убеждаюсь, что мы, румыны, почитаем учение и мученическую смерть отца Даниила, несмотря на столь многие и значительные предрассудки, существующие у нас, и сам факт этого почитания удивляет и впечатляет. Я думаю, это многое говорит о силе учения и примере отца Даниила… В 2010 году он вошел в нашу жизнь и остался.

Петиция

Несколько дней назад мы организовали сбор подписей под петицией об официальной канонизации отца Даниила как священномученика. После окончания сбора передадим в Русскую Православную Церковь. Эта инициатива не является каким-то давлением, мы не выдвигаем требований, мы просто хотим показать, что отец Даниил почитается православными людьми и что значение его мученического подвига и духовного наследия важно не только для России, но и для православных христиан других стран. И хотя всего несколько дней прошло с момента начала сбора подписей и мало кто о нем знает, на сегодня уже более 40 человек подписалось под румынской версией и 235 человек под международной версией, в их числе – два епископа Сербской Церкви и один Болгарской Церкви. Эта петиция – просто возможность для нас проявить признательность и любовь к отцу Даниилу.

Публикацию подготовил диакон Георгий Максимов