Ультиматум Церкви.

«Церковь, у тебя слишком долгие службы, длинные посты, богослужение на непонятном языке. Мне от этого некомфортно. Еще я слушаю группу такую-то и певца такого-то, а ты, Церковь, никак не готова принять эти мои увлечения. Ты не права, Церковь. А еще в мире много несправедливости, а ты с этим не борешься. Церковь, учти, пожалуйста, мои требования, и тогда я, возможно, приду в храм помолиться».

 

 

    

На днях в социальных сетях появился очередной образчик этого жанра. Даже в отвратительном машинном переводе он вызвал сочувствие у многих, в том числе и христиан, которые тут же рассказали о том, в чем еще виновата Церковь перед ними. Авторы таких писем уже давно не просят, а ставят ультиматумы, которые постоянно пополняются всё новыми и новыми пунктами.

Да, дорогой читатель, ты не сошел с ума, прочитав эти строки.

Христиане жалуются друг другу на Церковь и просят ее сделать так, чтобы им стало хорошо. Службы покороче, заповеди полегче, священники подобрее, а «качество обслуживания» повыше.

Поклонники самых причудливых групп и любители различных форм греха хотят, чтобы Церковь их не только не ругала, но приняла с распростертыми объятиями и благословила. Если ради этого нужно исправить Новый Завет или отвергнуть церковное предание, то Церковь должна для них это сделать.

Главное в храме – человек, а священник или епископ похожи на официантов или владельцев ресторанов. Клиент хочет изменения меню или шоу-программы – значит, клирики должны это делать.

Конечно, у нас в России до такой крайности пока не доходят, ограничиваясь открытыми письмами к епископату или патриарху. Несколько лет назад десятки, а то и сотни православных христиан требовали от Предстоятеля Русской Православной Церкви заступиться за женщин, устроивших кощунственное шоу в храме Христа Спасителя.

Некоторые христиане в нашей стране очень любят писать различные петиции. В социальных сетях и в СМИ они с удовольствием расскажут о том, как Церковь неправильно поступила в той или иной ситуации, поставят в пример католиков, у которых можно сидеть на службе (как будто у нас нельзя), или протестантов, молящихся с помощью песен под гитару. Человека не смущает тот факт, что его знания о католицизме ограничиваются сведениями об органе, папе и инквизиции, а о протестантизме он в лучшем случае слышал лишь в связи с женским священством. Да и о самой Православной Церкви он знает немного – путает священников с епископами и диаконами, а Московскую Патриархию рассматривает исключительно как учреждение типа министерства, зато этот критик прекрасно освоил технологию написания писем под девизом «Церковь нам должна». Такие люди очень похожи на малышей.

Маленькие дети считают, что им должны делать подарки или выполнять их просьбы немедленно – просто потому, что они так хотят. Но многие взрослые христиане ведут себя точно так же. Их не интересуют сложные дискуссии о возможности перевода богослужения на русский язык или разработки норм поста для мирян, они равнодушны к истории Церкви за исключением тиражирования нескольких мифов. Слова «юрисдикция», «апостольское преемство» или «канон» для авторов этих писем столь же ценны, как внутренние правила ресторана быстрого питания, почему-то запрещающего продавать клиенту свежие огурцы без булочки или салата.

В результате любые разговоры о возможных церковных реформах становятся практически невозможными не потому, что их не примут «церковные бабушки», а потому, что всегда найдется человек, который скажет: «Ты, Церковь, еще недостаточно подстроилась под мои желания».

Представим себе, что после долгих дискуссий и всенародного обсуждения Поместный Собор Русской Православной Церкви принимает документ о практике поста, где отвечает на самые острые вопросы и предлагает решение проблемы, как проводить Великий и другие посты с учетом рекомендаций Типикона и реалий современной жизни.

На следующий же день в социальных сетях и СМИ появятся тексты о том, что рыбу нужно заменить молоком, что главное в пост – не содержимое холодильника и желудка, а состояние души. Критики Церкви непременно расскажут о том, что сами священники не постятся, доказательством чего якобы служит их полнота. В результате всё опять кончится письмами, в которых христиане будут упрекать Церковь в том, что она так и не сделала хорошо лично им – не сократила длительность поста, не разрешила есть на Страстной седмице яичницу с сосисками, запрещает на время постов ходить на концерты или в театры.

    

Инфантилизм – питательная почва жалоб на Церковь. «Детки» хотят, чтобы Церковь или патриарх решала их проблемы за них

Всё это очень похоже на поведение маленьких детей, которые, с одной стороны, хотят, чтобы мама была рядом и одобряла все их действия, а с другой – разрешила есть на обед чипсы и газировку. Этот инфантилизм – питательная почва жалоб на Церковь. «Ваньки жуковы» из разных городов и стран хотят, чтобы Церковь или патриарх решала проблемы за них, разделяла их политические или эстетические взгляды. Они забывают о том, что Церковь – это корабль спасения, а не ясельная группа детского сада. Так что почти любые послания, в которых взрослые тети и дяди пробуют себя в жанре «дети пишут Богу», смотрятся очень странно.

И последнее. Любые ультиматумы Церкви выглядят просто смешно. Представьте себе, например, солдата, который, получив приказ, напишет командиру пространный рапорт с претензиями. Или работника, который не выполняет свои обязанности, а постоянно атакует начальство предложениями о том, как оно должно улучшить жизнь и условия работы своих сотрудников. Или, наконец, священника, отказывающегося служить Литургию, пишущего тексты с претензиями к епископату и раздающего десятки интервью о том, как он смертельно устал совершать богослужение.

Впрочем, новейшая история Церкви знает и такие примеры, но это тема отдельного разговора, а пока лучше ответим на еще один упрек в адрес Церкви – о том, что в мире много зла, а христиане с ним не воюют.

Если у человека есть идеи, как лучше бороться с несправедливостью в мире, он должен прийти в храм, поговорить с батюшкой, предложить свою помощь, и тогда Церковь руками этого христианина сможет сделать мир чуточку лучше.

И это самое лучшее, что можно сделать Великим постом.

Андрей Зайцев